26.01.2021

В городе Происшествия Общество Политика Бизнес Культура Автомобили Спорт Красота и здоровье
Меню: Информация о газете | Скачать прайс-лист | Контакты | Обратная связь | Поиск по статьям

А ручки-то... вот они!

 Шутки города
Истории в истории: самые громкие аферы Смоленска

Выпуск: 13 Просмотров: 2861

Видимо, совсем не зря старуха Шапокляк была уверена, что с помощью хороших дел получить всемирную известность вряд ли получится. Скорее, даже наоборот: за прошедшие столетия немалое количество людей навсегда вписало свои имена в анналы истории благодаря весьма не благовидным поступкам. Виктор Люстиг дважды «продал» Эйфелеву башню на металлолом, Фрэнк Абегнейл обналичил поддельных чеков на впечатляющую сумму пять миллионов долларов, загадочная принцесса Карабу оказалась дочерью простого сапожника, а прикинувшийся прусским капитаном Вильгельм Фойгт без проблем обчистил городскую казну в предместье Берлина Кёпенике.

И, как оказалось, свое сомнительное «темное» прошлое есть у нашего города-героя. Причем аферы тут проворачивались, да и, похоже, продолжают проворачиваться, весьма дорогостоящие. В стенах смоленских тюрем успело побывать немало мошенников, в том числе и таких известных, как знаменитая Сонька Золотая Ручка. Сбежав из заключения в Сибири, в 1885 году мошенница попалась в лапы как раз таки смоленской полиции и получила приговор - три года каторжных работ. Бренчать кандалами Соньке, разумеется, совсем не хотелось, и мошенница решила в спешном порядке покинуть смоленские застенки. Всего за несколько дней ей удалось буквально очаровать тюремных надзирателей стихами на разных языках и увлекательными рассказами о жизни в заморских странах. В конце концов влюбленный в аферистку жандарм помог ей бежать. Правда, наслаждаться свободой мошеннице пришлось недолго: Соньку вновь поймали уже через четыре месяца...

Впрочем, знаменитая полька-ловкачка - лишь заезжий «гастролер» в истории смоленских авантюр. В то время как в городском прошлом полно примеров не менее неординарных и при этом исконно смоленских махинаций. Самые крупные из них по иронии судьбы оказались связаны с главной достопримечательностью Смоленска  - крепостной стеной…

Монетка на несчастье
Cамым мистическим местом Смоленской крепостной стены по праву можно считать башню Веселуху, про которую в народе до сих пор ходит множество пугающих легенд. В частности, поговаривали, будто при строительстве башни кладка все время давала трещину, и никакими стараниями рабочих исправить этот дефект не получалось. В конце концов измученные строители обратились к местной ведунье, которая и посоветовала им страшный способ решения проблемы: замуровать в стену молодую красивую девушку. Решив, видимо, что столь масштабное архитектурное творение, как и все прекрасное, требует определенных жертв, строители послушались ведуньи - и трещина исчезла. А призрак замурованной смолянки с тех пор, мол, периодически гуляет по башне и жутко смеется.

Но, как говорится, что слабонервному стресс, то предприимчивому мошеннику шанс провернуть очередную аферу. Главную авантюру, связанную с потусторонними силами в смоленской башне, описал краевед Сергей Яковлев. В середине XVIII века на смоленскую землю прибыл некий польский граф Змеявский, который быстро подружился с самыми видными местными чиновниками и поставил неподалеку от башни небольшой кирпичный заводик.

По-видимому, кроме него на столь отчаянный шаг в то время никто не решался - большинство смолян попросту боялось подходить к проклятому месту. Ходили слухи, будто башню облюбовала для своих сходок нечистая сила: нашлось немало свидетелей, утверждавших, что видели на крыше башни белую хохочущую фигуру и слышали страшный шум. В конце концов насмерть перепуганные горожане обратились в местный полицейский гарнизон. Но прибывшие на подмогу местным жителям солдаты нашли в башне вовсе не призрак: по найденному лазу они проникли в туннель, а оттуда - в подземелье, где и обнаружили... мастерскую фальшивомонетчиков под предводительством Змеявского. Лжеграф и его команда, сплошь состоявшая из беглых солдат и бывших каторжников, чеканили в своем убежище «липовые» иностранные монеты, которые затем обменивали в Польше на подлинные. Отпираться, как говорится, было бесполезно, тем более что в подземелье нашли мешки с предназначенными для переплавки золотыми и серебряными монетами и солидные запасы уже готовых подделок.

Тут же нашлась разгадка и тревоживших смолян потусторонних игрищ. Не желая, чтоб местные жители ненароком прознали про незаконное монетопроизводство, «граф», наверняка хорошо осведомленный о ходивших вокруг башни поверьях, вместе с подручными периодически инсценировал паранормальную активность. Видимо, в надежде, что связаться с нечистью никто не посмеет.

Как выяснилось позднее, под именем псевдографа скрывался известный аферист. Преступника и его помощников арестовали, служивший им прикрытием заводик разрушили, а проход в подземелье обрушили.

Только царь и не ворует!
Впрочем, смоленские аферы проворачивались не только под прикрытием потусторонних сил, но и порой весьма успешно маскировались под видом заботы о сохранности местных достопримечательностей. В одной из таких историй в начале XIX века оказался замешан тогдашний глава региона Николай Иванович Хмельницкий. Новый губернатор прибыл в Смоленск в 1829 году и практически сразу развернул в городе бурную строительную деятельность. Его стараниями на месте плацпарадной площадки появился сад Блонье, была открыта публичная библиотека, главные улицы обзавелись каменными мостовыми, началось строительство шоссе Смоленск  - Москва...

В это же время по приказу императора власти вплотную занялись башнями Смоленской крепостной стены. Некоторые из них были взорваны покидающими город войсками Наполеона, другие находились в ужасающем послевоенном состоянии. Отличавшиеся наиболее плачевным «самочувствием» башни разбирали на стройматериалы для новых зданий. Именно такая участь в начале тридцатых годов постигла Костыревскую башню. Правда, всего через пару лет по инициативе Хмельницкого на ее месте была заложена новая башня, но уже круглой формы и гораздо меньших размеров. Впрочем, размер, как оказалось, большого значения в деле башенного строительства не имел: восстановленная башня, за цвет кирпича получившая прозвище Красная, обошлась казне в фантастическую по тем временам сумму двести тысяч рублей!

В Смоленск была направлена специальная комиссия, которая и обнаружила, что столь полезное для города строительство сопровождалось огромными хищениями и взяточничеством. Губернатор Хмельницкий вместе с подрядчиками оказался под следствием, был обвинен в казнокрадстве и на пять лет отправлен в Петропавловскую крепость. А император Николай I, обращаясь к сыну, выдал свою ставшую знаменитой фразу: «Ну, брат Саша, кажется, в России только мы с тобой одни и не воруем».




Читайте также:


О пилотном проекте по отработке подходов при апробации новых классификаций и критериев,...


Со смолян взыскали более 80 млн рублей «дорожных» штрафов


На Смоленщине снижается уровень преступности


УФНС напоминает смолянам о начале «Декларационной компании»
Комментарии

Оставить комментарий

 
 
 
 
 

ОПРОС

 

ЧАЩЕ ЧИТАЮТ

 

 





Яндекс.Метрика