05.12.2020

В городе Происшествия Общество Политика Бизнес Культура Автомобили Спорт Красота и здоровье
Меню: Информация о газете | Скачать прайс-лист | Контакты | Обратная связь | Поиск по статьям

Татьяна Томах: Правила создания дорог

 Закон жанра
"Город" решил продолжить традиции лучших русских изданий, в разные времена публиковавших на своих страницах литературные творения современных авторов.

Выпуск: 43 Просмотров: 2184

- На втором заседании Клуба современной фантастики я хочу представить вам, уважаемые читатели, Татьяну Томах. Татьяна родилась в Ленинграде, а ныне живет в Санкт-Петербурге. Там же окончила факультет технической кибернетики государственного университета. Занимается разработкой программного обеспечения для навигации, которым сама же успешно и пользуется во время многочисленных путешествий.
 
Татьяна опубликовала более шестидесяти рассказов, повестей и пьес в журналах и сборниках. В 2009 году вышел роман «Имя волка твоего». Победитель ряда литературных конкурсов. В 2007 году принята в Союз писателей России.
 
Сегодня, как специалист по навигации, она расскажет нам, какие могут случиться последствия, если небрежно отнестись к прокладке маршрута.

 - Так, милок, - Баба-яга прищурила огненно-черный глаз и отступила на шаг, цепко оглядывая узкоплечую долговязую фигуру гостя. - Быть тебе... Конаном.
 
- Кем? - удивился Федякин.
 
- Варваром, - уточнила старуха. Подмигнула - Федякин вздрогнул, насмешливый острый взгляд почему-то показался ему знакомым. - Раздевайся!
 
- Что, совсем? - смутился Федякин. Все-таки пусть и Яга, но ведь баба. То есть женщина... то есть старуха, конечно, но... И ноги у нее – он осторожно покосился на тонкие лодыжки, выглядывающие из-под драной юбки, - совсем не костяные, а даже красивые ноги...
 
- А ты, милок, где видел варвара в пинджаке, а? - ехидно поинтересовалась Яга, усмехаясь не то дружелюбно, не то кровожадно. - И неча на меня пялиться. Не дефиле, чай, модельное.
 
- Во, - одобрила старуха, оглядывая преображенного плечистого Федякина, смущенно поправляющего набедренную повязку из рыжей мохнатой шкуры. - Красавчик, а? Хош в мраморе ваяй, хош с маслом ешь.
 
Последнее предложение, сопровожденное крупнозубой бабкиной улыбкой, заставило попятиться, несмотря на новоприобретенную могучую мускулатуру.
 
- Ну, я пойду? - торопливо пробормотал он.
 
- Иди, милок, ага.

  - А куда?
 
- Может, тебе ишшо карту нарисовать? - предложила бабка, недовольно и кровожадно оскалившись.
 
- Хорошо бы... - разглядев глаза Яги, варвар осекся. Попятился, забормотал торопливо: - Не утруждайтесь, бабуля, я и сам... того... Спасибо, приятно было...
 
В кожаных разлапистых сандалиях пятиться было неудобно, огромные ступни так и норовили запнуться друг о друга.

  - Э! - окликнула бабка. - Стой! Главное-то забыл!
 
Подбоченившись, она ловко провернулась на пятке, подняв облачко желтой пыли, и позвала тонким голосом: - Цып-цып-цып!
 
Приземистая избушка с поникшей крышей хрипло курлыкнула и затопталась на месте, поджимая по очереди чешуйчатые лапы с длинными когтями. Окошко заскрипело и захлопало.
 
- Да не тебя, колченогая! - сердито прикрикнула бабка. Избушка покачалась на широко расставленных лапах и обиженно отвернулась. - Цып-цып! Кому говорю?!
 
Из зарослей бурьяна в углу двора выбралась тощая взъерошенная курица и неохотно, бочком, вытягивая шею, направилась к старухе.
 
- Умница! - похвалила Яга. Подхватила курицу на руки и всучила Федякину-варвару.
 
- А... – растерялся тот. Курица смирно висела в его могучих руках, растопырив когтистые лапы и кося ярко-желтым, с черным ободком, глазом.
 
- Не годится, - решила бабка, скептически оглядев Федякина с курицей. Отобрала птицу, ловко устроила у себя на локте, дернула замызганное перо из крыла, бросила на землю, дунула, топнула ногой. Облако рыжей пыли на миг скрыло Ягу от растерянного «варвара». Когда облако рассеялось, вместо курицы на руках у нее сидела огромная серая орлица. Понукаемая бабкой птица осторожно перебралась на запястье Федякина, а потом и на плечо, больно царапая когтями кожу.
 
- Вот и ладно, - обрадовалась Яга, опять обозревая «варвара». - Красавчик, ага.
 
- А это... - он опасливо покосился на птицу, щелкавшую крючковатым клювом возле самого уха.
 
- Для связи, - объяснила старуха.
 
- Почтовая? Типа записку к лапе и… - Федякин растерянно посмотрел на орлиные лапы с хищными загнутыми когтями. - А может, того... лучше голубя, как обычно?
 
- Мобильная, - насмешливо хмыкнула бабка. - Ты ж вроде образованный, милок, ага? Мобильный телефон с расширенными функциями, по-вашему. Язык сломаешь, тьфу. Если что - звони. С дороги собьешься, или чего.
 
- А как...
 
- Эсэмэсками дешевле, имей в виду. Заряжать не забывай. Зайчатину она любит. А ежели по пути пейзажик красивый или зверушка - фотку пришли, побалуй бабку. Люблю я это дело, милок. Тока трудно мне, старой, ага. Руки дрожат, ноги не держат, фотомодели капризничают. Вон, Змея Горыныча сымала - так и не снялся, падлюка подколодная, все головы под крылья прятал, вспышки боялся; так и получился - курой безголовой... Ну, иди, неча тут столбом стоять. Э! Тока лапы ей не крути - не любит; голосовым набором, понял, ага?

***
Степь казалась бесконечной. Федякин брел, спотыкаясь о камни, утирал пот со лба, обозревал унылый пейзаж - камни, красный песок, жесткая трава - от горизонта до горизонта, и сомневался. Слишком уж это все было... бесконечным. «Может, я заблудился? - думал он. - И хожу здесь по кругу?» Солнце по-прежнему висело в зените, ничуть не сдвинувшись в сторону за все время Федякиного варварского путешествия. «Чертовщина какая-то!» - решил он, согнув огромную ладонь домиком и сердито покосившись из-под нее на зловредное светило. Тяжко вздохнул и уселся прямо на землю. Толку-то идти. Во-первых, непонятно куда; во-вторых - все равно ничего не меняется.
 
Орлица всполошилась, расправила крылья, больно хлопнув Федякина по уху, покачалась, видимо, восстанавливая равновесие, и опять успокоилась.
 
«А может?..» - подумал он, покосившись на птицу. Других идей все равно не было.
 
- Э, - он робко тронул птичью лапу. Вспомнил - голосовым набором.

- Э... Бабу-ягу мне, пожалуйста...
 
Орлица нагнула голову, заглянула в лицо «варвара» ярко-желтым глазом и неожиданно мелодичным женским голосом сообщила:
 
- Номер не существует.
 
Ошеломленный Федякин задумался.
 
- Баба-яга - Костяная Нога, - выпалил он скороговоркой.
 
- Номер не существует.
 
В течение следующих нескольких минут разозленный бабкиным коварством Федякин всячески склонял ее имя - от «бабки-ежки» до «костлявой ведьмы». Ничуть не раздражаясь, орлица отвечала на все варианты так же, как в первый раз.
 
Отчаявшись, Федякин вдруг припомнил насмешливый бабкин взгляд, показавшийся ему знакомым, и стройные лодыжки, выглядывавшие из-под драной юбки.
 
- Алевтина Викторовна, - брякнул он, робея от собственной наглости.
 
- Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия Сети, - чувственным контральто сообщила птица.
 
«Проводник», - вспомнил Федякин. Алевтина Викторовна, огнеглазая смуглая красавица, богиня, затянутая в строгий деловой костюм, так и сказала - проводник, мол, тебя встретит, в курс дела введет, дорогу покажет.
 
- Проводник! - торопливо крикнул «Конан-варвар».
 
Орлица задумалась. Потом повертела головой, пощелкала клювом и неожиданно ответила скрипучим голосом Бабы-яги:
 
- Але?
 
- Ой, бабушка, - искренне обрадовался Федякин.
 
- Не в родстве, чай, - неприветливо буркнула старуха. - Чего надо-то? Обед у меня, караси в сметане стынут, ага.
 
Федякин сглотнул.
 
- Да мне бы... - замялся он, - сомневаюсь я...
 
- Это правильно, - одобрила бабка. - Только, милок, это варварам-то не к лицу. Сомневаться, ага.
 
Федякин разозлился. Можно подумать, ему выбирать предлагали, кем быть: Конаном-варваром или Джеймсом Бондом.
 
- Ты, бабуся, мне помогаешь или нет? - сердито спросил он. Нажалуюсь, решил. Вот, Алевтине Викторовне и нажалуюсь. Что ее сотрудники вместо выполнения служебных обязанностей на рабочем месте карасей в сметане трескают.
 
- А то как же, милок, ага, - суетливо подтвердила бабка, наверное, почуяв угрожающие мысли Федякина.
 
- Так где мне верную дорогу-то найти? То есть вообще - хоть какую дорогу?
 
- Это две разные вещи, ага. Вообще какую-то - или верную. Тебе мобильный телефон с расширенными функциями зачем даден? Меня, старую, от обеда отвлекать? Дорогу отыскать с аэрофотосьемкой - это, милок, и для варваров плевое дело. А уж верную среди них определить - так это уж вообще... Вон, поговорка-то ваша любимая, варварская: все дороги куда ведут?
 
- В Рим.
 
Федякин не знал - то ли злиться на бабку за издевательства, то ли на себя досадовать. Ведь говорила же Яга, что орлица... телефон то есть, фотографировать умеет. А с высоты птичьего полета любую дорогу разглядишь.
 
- Только, бабуся, это не варварская поговорка-то.
 
- Как же! Ты, чай, историю-то в школе не учил. А почему его, по-твоему, разрушили? Рим-то? Вот из-за этого. Что все дороги - туда... Варвары-то ваши, как по дорогам ходить научились, так до него сразу и добрели, до красавчика беломраморного... - бабка вздохнула, будто сожалея о порушенных вандалами древнеримских храмах.
 
Орлица пощелкала клювом, нахохлилась и закрыла глаза.
 
Федякин задумался, вдруг представив бабку пару тысяч лет назад - похожую на смуглокожую красавицу Алевтину Викторовну, в белоснежной тоге, на ступенях античного храма с колоннадой из солнечного каррарского мрамора...

***
  «Если все дороги ведут в Рим, - размышлял он, легко шагая по извилистой тропинке, утоптанной множеством звериных лап, - значит, здесь все дороги ведут... к Создателю?»
 
В любом случае, рано или поздно, станет известно, прав ли он. Или способности к дедукции оказались несовместимыми с лохматой головой «Конана-варвара» и остались там же, где и худощавое тело настоящего Федякина.
 
А Создатель, значит, ожидает его на перекрестке всех этих одинаково верных дорог?
 
На перекрестке стоял трактир. Очень странного вида - с коновязью возле деревянных дверок салуна Дикого Запада и серебристым куполом космической станции.
 
Народ внутри оказался разношерстным. В некоторых случаях - буквально. Например, за столиком у входа сидели четыре маленьких человечка, болтая огромными мохнатыми ступнями. Один из них, тоскливо глядя в опустевшую кружку печальными влажными глазами, теребил цепочку с сияющим колечком. «Да это Фродо», - узнал Федякин. Фродо встрепенулся, проводил взглядом «варвара» и опять сгорбился над своей кружкой.
 
У стойки на высоких барных стульчиках разместилась странная троица - лохматое чудище, тип с ироничной улыбочкой и юноша с серебристым круглым шлемом в руке.
 
- Поверь мне, - горячился юноша и стучал шлемом по стойке. - Лея любит только тебя!
 
- Ну да, - сомневался тип и улыбался еще более иронично и недоверчиво. Чудище возмущенно порыкивало. За спором задумчиво наблюдал хмурый молодой человек, по горло замотанный в черный плащ с серебряной розой на плече.
 
В центре зала веселилась компания из офицеров, ковбоев и индейцев.
 
- А вот Большой Змей любую птицу - влет! - громче всех кричал ковбой с клетчатым платком на загорелой шее. - Трактирщик, дай птицу! Да не жареную, дурень! Чтоб летала!
 
Заметив полуголого детину с орлицей на плече, он замолчал. Орлица встопорщила перья на шее и, приоткрыв крючковатый клюв, посмотрела на ковбоя ярко-желтыми злыми глазами. Ковбой отвернулся.
 
- И любую змею - Большой Змей - тоже! - с не меньшим апломбом сообщил он собеседникам.
 
- Влет? - усмехнувшись, уточнил офицер. Компания засмеялась.
 
Конан устроился за свободным столиком в углу. Напротив материализовался трактирщик:
 
- Пиво, эль, грог, порто, «Хенесси», «Мартель», «Курвуазье», может... бордо позапрошлого года? Солнечный год, хороший урожай. Птичке - зайчатины? Господину - отбивную?
 
Федякин попытался вспомнить, когда ел в последний раз. Покосился на толстого мушкетера по соседству, который, хрустя золотистой корочкой, с удовольствием вгрызался в истекающую жиром, благоухающую пряностями баранью ногу. Федякин вздохнул. Коньяка бы хоть, что ли... Впрочем, варвар, цедящий мелкими глоточками «Курвуазье», как-то не того... Выделяется из толпы...
 
- Пива, - вздохнув, сказал «варвар». - И зайчатины - птичке...
 
Орлица благодарно курлыкнула.
 
«И что дальше? - растерянно подумал Федякин, в который раз оглядывая посетителей трактира. - Как мне здесь найти - ее?!»

***
  После прохлады трактира воздух снаружи показался еще горячее. Солнце так и висело в зените. Федякин огляделся, пытаясь отыскать хоть какую-нибудь подсказку. Дороги, пересекающиеся возле трактира, были разными. Узкая звериная тропинка Федякина; дорога, мощенная разбитыми булыжниками; широкая асфальтовая трасса с белой линией свежей разметки; странная черная дорога, будто выжженная в земле - трава по краям гнулась хрупкими завитками пепла.
 
Если б знать, кто из них по какой дороге пришел... Хотя, чем это поможет?..
 
Наевшаяся орлица дремала на плече. Будить жаль - но ничего другого он придумать не мог.
 
На этот раз бабка ответила не сразу:
 
- Чегой-то тебе неймется, милок?
 
- Да вот думаю я...
 
- Это правильно, - одобрила бабка. - Хорошее дело. Только, милок, это варварам-то не к лицу. Думать, ага.
 
- Слушай, бабуся, - разозлился Федякин, - лицо-то это не я выбирал. Ага? Так что это уж твоя вина - что мне сейчас к лицу, а что нет. Как мне ее найти среди всего этого сброда, а? Ведь она может выглядеть как угодно, да?
 
- А ты не горячись. Раз решил думать - думай. Может выглядеть как угодно, ага. Кому угодно-то?
 
Федякин послушно задумался.
 
- Ну... как ей самой угодно.
 
- А как ей угодно?
 
- Да откуда ж я... Прости, бабуся. Ты мне помогаешь, а я... я... варвар этот жрать хочет, жареного мяса нанюхался... А я ведь знаю, что времени мало.
 
- Ой, уморил, милок... Варвар, который думает, потом хамит, а потом рефлексирует... Ага. Ну, думай, думай - оно все лучше...
 
«Как ей угодно... как?»
 
Больше он не обижался на ехидную, но при этом подсказывающую ему Ягу.
 
«А что я о ней знаю? Девчонка. До смерти обиделась на родителей - и... и брата. Так обиделась, что решила уйти и не возвращаться... Не возвращаться...»
 
Он еще раз оглядел дороги, сходящиеся к двери трактира. Нагнулся над черной, разглядывая еле заметные узкие следы среди золы и пепла. Закусив губу, решительно шагнул в трактир.

***
  - Привет, Корвин.
 
Юноша в черном плаще поднял измученный взгляд, растерянно оглядел Федякина. Спросил неуверенно - уголки рта дрогнули слабой улыбкой, в глазах вспыхнула надежда:
 
- Брат? Бенедикт?
 
- Федякин Андрей Палыч. Конан-варвар. Спасатель. Меня твои родители пригласили.
 
- Родители? - Корвин поджал губы, отвернулся.
 
- Мама плачет; к бабушке врача вызывали - сердце. Брат... брат хотел за тобой идти - еле остановили. Двое суток уже, Аня.
 
- Двое суток?
 
В карих глазах Ани-Корвина блеснули слезы. - А здесь...
 
- Время остановилось? Солнце всегда в зените, да?
 
- Да, я... я сначала так хотела, а потом... Потом не получилось заставить его двигаться, время, - Корвин всхлипнул. - И дорога... Дорога домой черная - не пройти... Я злилась, когда ее делала...

Дяденька варвар Андрей Палыч, как мне теперь вернуться, а?
 
- Разберемся, - пообещал Федякин; обнял зарыдавшего «юношу» за узкие плечи, погладил по голове. - Не плачь, девочка, не плачь...

***
  - А если?.. - Корвин вытер ладошкой заплаканные глаза, жалобно взглянул на Федякина. Тот покачал головой.
 
- Нет, Аня. Это только ты можешь. Твой мир. Исправлять труднее, чем делать заново, верно. Но надо исправлять.
 
- А... как?

- А как ты ее делала, эту дорогу?
 
- Ну, - Корвин смущенно потупился. - Просто шла и думала - вот уйду далеко-далеко, чтобы никто не нашел. Чтобы никто следом не мог пойти. Еще злилась очень сильно. На маму, на Максима... на бабушку, что она мне нотации читает глупые... Ругала их всех. Думала, чтоб больше их не видеть. Никогда...
 
- Понимаешь, что теперь надо делать?
 
- Наоборот?
 
- Умница. Наоборот. И по-настоящему. Ты ведь их любишь, верно?
 
Корвин торопливо кивнул.
 
- Давай, - сказал Федякин. - Я тебе помогу. Пойду рядом и буду держать за руку - договорились?
 
Первый шаг по черной дороге обжег ему ноги даже через толстую подошву кожаных сандалий. Маленькая ладошка в руке дернулась было в сторону, Федякин сжал пальцы Корвина покрепче; с сочувствием посмотрел на сморщившееся заплаканное лицо. А чуть позже, оглянувшись, увидел, что на месте следов от серебристых сапожек Корвина и сандалий варвара сквозь черные хлопья пепла пробиваются свежие зеленые ростки.

***
  - Ну что, Андрей Палыч, - голос Алевтины Викторовны был строг и официален, но черные глаза ласково улыбались, - поздравляю с успешным выполнением работы и прохождением испытательного срока. Мелкие замечания, разумеется, есть, - нахмурившись, красавица заглянула в листок отчета. - С

Проводником сначала робели, потом грубо разговаривали...
 
- Да варвар этот... - смутился Федякин.
 
- С варваром нормально справились, - похвалила Алевтина Викторовна. Улыбнулась.
 
- В следующий раз будет проще. Новичкам мы всегда даем персонаж с максимально противоположными характеристиками. Чтоб способности оценить. Ну что, спасибо, работать было очень приятно. Надеюсь, так будет и в дальнейшем.
 
- А... - Федякин на миг опять утонул в головокружительной бездне глаз начальницы.
 
Спросить или не спросить? А не вы ли, Алевтина Викторовна давеча Бабой-ягой оборачивались? А древнеримской богиней специально мне показались - или это проклятого варвара фантазия? А может, набраться смелости и прямо пригласить... пригласить в кафе? Федякин вздрогнул, почти услышав, как хохочет над последней робкой мыслью негодяй-варвар...
 
- Кстати, вас в приемной девочка ждет, - прервала его размышления Алевтина Викторовна. - Хочет своего спасителя увидеть. По-настоящему.
 
Девочка была невысокой и худенькой, с двумя рыжими косичками.
 
- Андрей Палыч, - представился он.
 
- Варвар? - уточнила девочка, с сомнением оглядывая Федякина.
 
- Корвин? - улыбнулся в ответ он. Девочка хихикнула.
 
- Спасибо вам, - из кресла поднялась взволнованная женщина. - Спасибо! Нам говорили, что нужно осторожно с этими новым компьютерными играми... но чтобы так... Двое суток, ребенок уже еле дышит… Ей капельницы ставят, а она все там...
 
- Мам, - девочка робко подергала ее за рукав. - Я ведь пообещала - больше никогда... Я больше никогда там не заблужусь...
 
- Ох, - тяжко вздохнула женщина. - Где это «там», Аня?!
 
- Вот что, - решил Федякин. - Держи. Подарок, - он протянул девочке телефон, и серокрылая орлица на заставке одобрительно подмигнула Федякину. - С расширенными функциями и возможностью использования в виртуальной реальности. Потеряешься - звони.
 
- Спасибо, - девочка улыбнулась. - Только я теперь не потеряюсь. Я поняла... это... ну... правила создания дорог...

Читайте также:


О пилотном проекте по отработке подходов при апробации новых классификаций и критериев,...


Со смолян взыскали более 80 млн рублей «дорожных» штрафов


На Смоленщине снижается уровень преступности


УФНС напоминает смолянам о начале «Декларационной компании»
Комментарии

Оставить комментарий

Всего комментариев: 3

Cтраницы: [1]

Александр
Разочарован. Складывается ощущение, что это краткое содержание рассказа. Все скомкано, смято, тяжело читается. Влюбленность стажера ни к селу ни к городу. Идея стара и неоригинапльна. Таково моё мнение...
31.10.2013 17:10

Почитательница клуба
Вначале было никак. Стало интересно, когда поняла, что это компьютер
31.10.2013 12:38

Гость
Н-да...
В МЧС впору создавать отряд по спасению детей от компьютерной напасти...
30.10.2013 14:19

Оставить комментарий

 
 
 
 
 

ОПРОС

 

ЧАЩЕ ЧИТАЮТ

 

 





Яндекс.Метрика