26.06.2022

Бизнес | Развлечения
Меню: Информация о газете | Скачать прайс-лист | Контакты | Обратная связь | Поиск по статьям

А жизнь и ныне там

 Среда обитания
Судьба многострадальной «жилой» церкви на улице Реввоенсовета по-прежнему не решена.

Автор: Евгений Гаврилов Выпуск: Просмотров: 2121

Чуть больше года назад «Город» уже писал про здание Спасской церкви, памятника архитектуры XVIII века, в котором вынуждены жить люди, - помещения, некогда принадлежавшие реставрационным мастерским, вот уже более 35 лет являются домом для двух десятков смолян.

Вскоре после написания статьи дело якобы сдвинулось с мертвой точки. Ранее здание являлось бесхозным, на баланс в городскую собственность его не брали. Однако еще с 4 октября 2013 года общежитие стало числиться в реестре муниципального имущества, что, по сути, дает жильцам право на участие в программе расселения из ветхого и аварийного жилья. На деле же все оказалось куда менее радужно - очередь на расселение в Смоленске длинная, и сокращается она явно не так быстро, как хотелось бы живущим десятилетиями в осыпающихся бараках людям.

Не жили богато...
Год спустя я вновь стою на пороге дома-церкви, глядя на «новенькую» (а на деле просто обитую листовым железом старую деревянную) дверь. Ни замка, ни уж тем более домофона на двери нет - заходи кто хочешь, и это при том, что внутри, в коридорах, многие жильцы хранят свои вещи. Еще одна, уже действительно добротная дверь, блестя свежим лаком, выглядит, как пришелец из другого мира: дверные косяки - в трещинах, со стен свисают лохмотья паутины вперемежку с плесенью. Дверь открывается, и на пороге показывается хмурый мужчина: «Чего вам здесь нужно?» Представляюсь, предлагаю рассказать о прогрессе в вопросе расселения здания, на что получаю раздраженное: «Да толку с того, что я вам расскажу? Здесь уже все газеты и телевидение побывали не по одному разу, губернатор приезжал, а нам-то что? Как жили в дерьме, так и помрем в нем же!» С этими словами мужчина захлопнул дверь и от дальнейшего разговора отказался. На втором этаже мне повезло чуть больше - местная жительница Татьяна Петровна оказалась словоохотливее, хотя все, что она рассказала, не добавило радости за жильцов.

«Ничего у нас не изменилось за этот год, - говорит женщина, - разве что трещин на стенах больше стало, да дверь поменяли, а что толку? Мне за себя не так обидно, я работаю с утра до позднего вечера, устаю так, что главное - прийти домой и выспаться. Так что по большому счету и не обращаю особого внимания на наши руины. А вот соседка моя, Вероника... у нее сынишка маленький, они втроем с мужем ютятся в крохотной комнатушке, удобств никаких, уроки пареньку приходится на уголке стола делать - места другого нет».

По словам Татьяны Петровны, за все то время, которое прошло с момента внесения их дома в муниципальный реестр, весь их косметический ремонт заключался в новых дверях да кое-где обновленных железных скобах, удерживающих расползающиеся стены.
У всех на глазах

«Тут же все нараспашку. Если на первом этаже дверь хотя бы запирается, то у нас проходной двор, - продолжает Татьяна Петровна. - Идешь так вечером, извините, в уборную, и все ждешь, что из темного коридора на тебя кто-нибудь пойдет или что-то обвалится. У нас тут то и дело бомжи ночевать заходят. Хотя я не очень понимаю, в чем им тут удобнее, чем на улице - разве что крыша над головой. А так, отопление у нас - спасают только толстые стены, воды нет, стены осыпаются да гниют».

Горячей водой в здании, к слову, даже и не пахнет - или бегай с ведрами нагретой воды от общей кухни, единственной на все три этажа, до ванной комнаты, где и дверь-то толком не закрывается, или ополаскивайся холодной.

При всем при этом место обитания (жизнью это назвать язык не поворачивается) двух десятков смолян по-прежнему является туристическим объектом, однако в роли живых экспонатов жильцам дома-церкви не очень-то нравится быть. Место здесь тихое, спокойное, самый центр города, к тому же с пригорка открывается чудесный вид на собор, вот только открывается он с крыльца разваливающейся церкви, в которой вместо песнопений и запаха ладана слышны детские голоса и «ароматы» сырости и гнили.

Один год в статусе «хозяин есть» здание пережило, но сколько таких лет еще предстоит вытерпеть его обитателям? На этот вопрос, к сожалению, ответа нет - ждите и обрящете, терпите и дотерпитесь...

Фото Евгений Гаврилов


   

Комментарии

Скрыть форму Правила добавления комментариев

Ваше имя: не обязательно

Ваше e-mail: не обязательно

Комментарий:*

Введите код на картинке:

 
 
 
 
 

 





Яндекс.Метрика