28.02.2020

В городе Происшествия Общество Политика Бизнес Культура Автомобили Спорт Красота и здоровье
Меню: Информация о газете | Скачать прайс-лист | Контакты | Обратная связь | Поиск по статьям

«Мама, я хочу домой...»

 Поиск
Согласно статистике, ежедневно в России пропадает около 50 детей.

Автор: Олеся Томашова Выпуск: 21 Просмотров: 1300

Примерно четверо из них - безвозвратно.

Накануне Дня защиты детей корреспондент «Города» пообщался с координатором поисково-спасательного отряда «Сальвар» Юрием Василевичем.

Смоленский отряд «Сальвар», хорошо известный сегодня и за пределами региона, существует почти четыре года. В июле 2011-го произошла трагедия, которая навсегда изменила жизнь Юрия и еще десятков человек - волонтеров отряда.

В Вяземском районе пропала девочка - двухлетняя Анна-Алена исчезла прямо со двора своего дома. Сообщение об этом появилось в Интернете, на сайтах местных и федеральных СМИ. История не оставила равнодушными многих. Искать малышку приехали и московские добровольцы - на телефон уже существовавшего на тот момент московского поискового отряда «Лиза Алерт» дозвонилась подруга родителей девочки.

«Первой из моего окружения о пропаже ребенка узнала сестра жены, приняла историю близко к сердцу и со своими друзьями выехала на поиски, - рассказывает Юрий. - Я услышал об этом вечером того же дня, прочитал в Интернете все, что касалось исчезновения ребенка, позвонил своим друзьям, и мы тоже отправились в Вяземский район. Добровольцы «Лиза Алерт» поставили перед нами задачу прочесать местность. Мы ее выполнили, вернулись в Смоленск. Но на следующий день, не выдержав напряжения, вновь рванули туда. Тело ребенка нашли только на пятые сутки. В реке, в 3,5 км от дома. Поиски девочки закончились, но эмоции остались - ощущение кома в горле. И оно долго меня не покидало, не укладывалось в голове то, что дети вот так запросто могут пропасть безвозвратно...»

Пообщавшись с волонтерами поискового отряда «Лиза Алерт», Юрий с друзьями приняли решение о создании аналогичного отряда в Смоленской области. Все организационные вопросы утряслись довольно быстро. Собрали людей в единую базу, подключили SMS-рассылку, создали тему на Смоленском автофоруме и придумали название. Смоленский отряд стал называться «Сальвар» (в переводе с латинского - «спасать»).

И уже спустя несколько недель отряду предстояло пройти первое «боевое крещение». В одной из деревень Гагаринского района пропала 5-летняя Даша, гостившая в то время у родственников. Взрослые рассказали, что оставили ребенка без присмотра буквально на пять минут, а когда спохватились, девочки уже нигде не было. К счастью, поиски ребенка увенчались успехом, Дашу нашли сутки спустя за 2 км от дома, возле болота, правда, в состоянии сильного переохлаждения (ночи в августе 2011 года стояли холодные), к тому же ребенок успел промокнуть.

Всех пропавших детей волонтеры «Сальвара» условно делят на несколько групп. Первая группа - дети подросткового возраста. В определенном возрасте многие несовершеннолетние склонны к таким уходам из дома, но их быстро находят, тем более что чаще всего эти поступки - лишь провокация по отношению к родителям, один из способов привлечь к себе внимание. Подростки постарше нередко отправляются в путешествия, желая испытать себя и попробовать начать собственную жизнь. Как правило, их тоже находят и возвращают домой... правда, за время их поисков они успевают добраться до других регионов. Наиболее тревожная категория «потеряшек» - дети до 10-12 лет. Некоторые такие истории, увы, заканчиваются трагически.

Ощущение кома в горле, о котором говорил Юрий, возникало у него и его друзей из отряда «Сальвар» не раз. Смоленские добровольцы помнят выезд на Брянщину на поиски школьницы, пропавшей в Дятьковском районе, - 10-летняя девочка не вернулась домой. Ее искали всем миром. Спустя месяц останки 10-летней Леры нашли в лесу - она была убита, а брошенное тело растерзано дикими животными. Девочку опознали лишь по кистям рук. Другой трагический случай произошел в Смоленской области в конце 2013 года. 9-летний Сережа ушел из дома в поселке Остёр Рославльского района. Мальчика искали по всей России, отрабатывали разные версии, в том числе связанные с похищением ребенка и возвращением из мест лишения свободы его мамы. Останки Сережи нашли лишь в марте этого года в 3 км от дома, в заболоченной местности. То, что это точно он, подтвердила молекулярно-генетическая экспертиза.

Информация о пропаже детей поступает в поисковый отряд из разных источников - чаще всего из правоохранительных органов (у отряда налажено отличное взаимодействие с полицией). Связываются с ними и сами родственники - о деятельности «Сальвара» в Смоленской области знают уже почти все жители региона. Первое, с чего начинают свою работу добровольцы, - собирают как можно больше информации о ребенке: где его видели в последний раз, каков его психологический портрет, состояние здоровья, были ли конфликты в семье. И начинаются поиски... Обязательно проверяются кафе, парки, развлекательные центры, супермаркеты, в случае долговременной отлучки изучаются данные с видеокамер.

«Были случаи, когда у ребенка не осталось денег на то, чтобы доехать на общественном транспорте домой, и мальчик пошел домой пешком, а идти предстояло довольно долго. Мама уже начала серьезно волноваться, ведь ребенок обычно в это время возвращался домой, причем друзья видели, как он уходил из школы в сторону остановки общественного транспорта. По несчастливому стечению обстоятельств у пропавших, как правило, что-нибудь случается с мобильным - либо обнуляется баланс, либо заканчивается зарядка. Но всегда лучше надеяться на лучшее. Даже если совсем неизвестно, что произошло. Ребенка могут украсть, он может получить травму и лежать где-нибудь у гаража или на стройке, куда завернул по дороге, или сидеть дома у друга и играть на компьютере - такое тоже случается», - рассказывает Юрий.

Поиск в природной среде значительно отличается от поиска в городской местности. Естественно, в первом случае искать сложнее. Необходимо задействовать как можно больше людей, которые разбиваются на группы - так называемые лисы. Каждая получает свою задачу: пройти столько-то километров по такой-то местности. «И это похоже на военную операцию. В случае, если пропадает ребенок, зона поиска не ограничивается ориентирами - линиями электропередачи, дорогами. Если взрослый человек пойдет по этим ориентировкам, то ребенок, как правило, их проигнорирует. Лес вообще опасен для детей. Там много водоемов, а замечено, что дети тянутся к воде. Больше половины случаев гибели детей в природной среде так или иначе связаны с водой», - разъясняет Юрий.

В 2012 году в Смоленске «Сальвар» организовал выставку под названием «Не по-детски», посвященную пропавшим без вести детям. Многие, ознакомившись с экспозицией, были немало удивлены тем, что в России пропадает так много детей. Чтобы этих случаев было еще меньше, добровольцы ходят по школам, встречаются с родителями, делятся опытом, советуют. «Если это маленький ребенок, нельзя спускать с него глаз. Если ребенок постарше - да, невозможно полностью его контролировать, но элементарные правила поведения он должен знать: знать, как общаться с незнакомыми людьми, и уметь говорить нет. А также всегда иметь с собой включенный мобильный - лучше недорогой, чтобы не привлекать внимания. И эту информацию должны донести до него родители. Ведь в пропаже ребенка так или иначе виноваты взрослые, главное, чтобы это осознание не пришло слишком поздно», - подчеркнул Юрий Василевич.




Читайте также:


О пилотном проекте по отработке подходов при апробации новых классификаций и критериев,...


Со смолян взыскали более 80 млн рублей «дорожных» штрафов


На Смоленщине снижается уровень преступности


УФНС напоминает смолянам о начале «Декларационной компании»
Комментарии

Оставить комментарий

 
 
 
 
 

ОПРОС

 

ЧАЩЕ ЧИТАЮТ

 

 

О сайте

Что такое Gorodnews.ru?

 

 

 

 





Яндекс.Метрика

Спецпроекты

Конкурсы

Пресс-релизы

Онлайн-конференции

Статьи

Инфографика

Тесты

Справочник

Контакты