25.05.2020

В городе Происшествия Общество Политика Бизнес Культура Автомобили Спорт Красота и здоровье
Меню: Информация о газете | Скачать прайс-лист | Контакты | Обратная связь | Поиск по статьям

День рождения на фронте

 22 июня
Через три дня ей должно было исполниться 20 лет.

Автор: Алена Чеховская Выпуск: 24 Просмотров: 1732

К дню рождения Маша Елененкова тогда сшила себе новое платье, купила туфли. Но вместо праздника отправилась на фронт.

«Мы с сестрой были дома вдвоем, когда передали сообщение. Она меня разбудила: «Войну объявили!» - вспоминает Мария Трофимовна Елененкова

22 июня 1941 года, «тот самый длинный день в году», с которого началось ее долгое, длиной в четыре страшных года путешествие от Смоленска до Берлина.

«Как мы с такими дураками воевать будем?»

В июне 1941-го Маша работала медсестрой в детской больнице в Смоленске. «Я была медицинским работником, и поэтому у меня в паспорте была вклеена бумажка: на случай войны явиться в военкомат на седьмой день. Но меня призвали на третий, - рассказывает Мария Трофимовна. - И как призвали, так я оттуда и ушла на фронт. Надела шинель и пошла». Первым местом, куда попала Мария Трофимовна уже на войне, был госпиталь, который развернули на Колхозной площади. Сейчас на этом месте стоит восьмиэтажное здание, а раньше располагалась школа, где и организовали госпиталь. Его начальником был известный на Смоленщине хирург, ученый и педагог Анатолий Николаевич Картавенко. Раненых было много. Свою первую операцию Мария Трофимовна помнит до сих пор. Она ассистировала самому профессору Картавенко. «Операция была по ампутации ноги. Он оперировал, а я держала ногу, которую отрезали, - вспоминает она. - Когда он закончил ампутацию, мне нужно было эту ногу бросить, а я держу ее и не могу отпустить, боюсь. Он кричит: «Бросай! Бросай!» А я не могу. Мне никогда раньше не случалось с этим сталкиваться - я же работала в детской клинике, ничего этого не видела. Потом я ногу все-таки бросила, а он кричит: «Пришлют дураков! Как мы с ними воевать будем?!» Сейчас Мария Трофимовна вспоминает об этом с улыбкой. Впереди ее ждало одно из самых страшных испытаний Великой Отечественной войны - Соловьева переправа.

«Нас спасли, а сами погибли…»

«На Соловьевой переправе стоял танковый полк и был размещен наш госпиталь, - рассказывает Мария Трофимовна, и ее глаза заволакивает пелена слез. - Когда стали говорить о том, что надо людей на другой берег перевезти, танкисты предложили в первую очередь переправить женщин, медицинских работников. И нас стали переправлять. Переправляли как? Кто плавать умел - тащил другого. Потом нашли какой-то деревянный жгут, и с его помощью переправляли. Только нас переправили, а на оставшихся как налетели немцы!.. Так они все там и погибли. Днепр стал красный от крови…» До сих пор неизвестно точное количество погибших на Соловьевой переправе. Только потери со стороны военнослужащих составили, по разным данным, от 50 до 100 тысяч человек. Сколько погибло мирных жителей, точно не узнает, наверное, уже никто. «Понимаете, они нас спасли, а сами погибли, - не сдерживая слез, говорит ветеран. - А ведь какая сила была - танкисты… Как они нам были нужны…» Во время той страшной переправы Мария Трофимовна спасла свою подругу, тоже медсестру: девушку ранили в живот, и Мария Трофимовна вытащила ее на себе. «Она выжила, ее отправили в тыл, вылечили, а потом она нашла свою санчасть и вернулась туда. И тоже до конца войны с нею была. А уже после войны мы вместе работали: я в гинекологии, она в нервном отделении».

Операции под пулями

После Соловьевой переправы Марию Трофимовну отправили в Магнитогорск. Госпиталь их находился на передовой, поэтому работали почти без передышки. «И по двое суток не спали, и по трое, - вспоминает она те дни. - Какой там отдых - раненых привозили одного за другим. Где-нибудь пристроишься, подремлешь - и только лишь».

Раненых женщины-медсестры забирали с поля боя. «Таскали вдвоем. Снимешь шинель, положишь в нее человека. Одна за одну руку, другая за другую - и тащим».


Наркоз в те времена был несовершенным, и часто медсестры, давая его раненым, сами забывались коротким сном. «Наркоз был масочный: маска, вата, клеенка, а в ней дырочка, туда капали наркоз. Вот и получалось: сколько больному - столько и себе. Медсестра дает наркоз - упала, уснула. Та, которая до этого уснула, садится и дальше работает», - вспоминает Мария Трофимовна. Спасать людей приходилось под бомбежками и пулями: «Бомбят, бомбят… Где-нибудь раненого возьмешь - и под куст. Обнимемся и сидим под этим кустом». Несколько раз бомбить начинали прямо во время операций. Хирурги гибли на рабочем месте. «Было ли страшно? Нет, - рассуждает Мария Трофимовна. - Когда отправляли на фронт, не задумывались - просто шли и шли».

Письма чужим мамам

За всю войну Маша Елененкова ни разу не написала письмо домой - некогда было. Зато много писем она написала за других, раненых, покалеченных в боях солдат, для которых возможность поддержать связь с домом была единственной радостью. На эти письма у нее уходило все свободное время. «Помню, был боец, у него одной руки полностью не было, а другая сломана. Он плакал: «Тетенька, тетенька, напишите письмецо моей маме, что я жив. Только не пишите, что у меня ручек нет». Мы написали. И всем, кто просил, писали письма».

Дождались

За четыре года вместе со своим госпиталем Мария Елененкова дошла почти до Берлина. Когда объявили о победе, они были в 60 километрах от столицы Германии. «Наши санитары собирали рельсы от железной дороги и складывали в грузовую машину, на которой мы передвигались. Когда объявили, что победа, они стали по этим рельсам стучать, греметь… А мы плакали. И даже не знали, о чем плачем - что живы остались или что…» - рассказывает Мария Трофимовна.

Домой она вернулась в январе 1946 года. «От станции до землянки нашей шла пешком. Вечер был, но я не боялась. Только под утро домой пришла. Захожу, а старшая сестра как раз собирается на станцию меня встречать. Я телеграмму давала, что еду. Они все заплакали, и я заплакала». Сейчас Марии Трофимовне 94 года. У нее дружная семья, подрастает правнук. В год 70-летия победы в той страшной войне, которая началась для нее в день рождения, она не смогла пойти на праздничный парад 9 мая - здоровье уже не то. Вместо нее на площадь Ленина пришли дочка и семилетний правнук Миша. Они присоединились к колоннам «Бессмертного полка» с фотографией мужа Марии Трофимовны, который тоже воевал и дошел до Берлина. Потому что история этой войны и память о тех, кто ковал Победу, ни в коем случае не должны остаться в прошлом.

Фото из архива Марии Елененковой

Читайте также:


О пилотном проекте по отработке подходов при апробации новых классификаций и критериев,...


Со смолян взыскали более 80 млн рублей «дорожных» штрафов


На Смоленщине снижается уровень преступности


УФНС напоминает смолянам о начале «Декларационной компании»
Комментарии

Оставить комментарий

 
 
 
 
 

ОПРОС

 

ЧАЩЕ ЧИТАЮТ

 

 

О сайте

Что такое Gorodnews.ru?

 

 

 

 





Яндекс.Метрика

Спецпроекты

Конкурсы

Пресс-релизы

Онлайн-конференции

Статьи

Инфографика

Тесты

Справочник

Контакты