23.10.2020

В городе Происшествия Общество Политика Бизнес Культура Автомобили Спорт Красота и здоровье
Меню: Информация о газете | Скачать прайс-лист | Контакты | Обратная связь | Поиск по статьям

Судьба человека

 Среда обитания
Несмотря на выпавшие на долю 11-летнего Егора беды и несчастья, он все-таки очень счастливый человечек.

Автор: Олеся Томашова Выпуск: 42 Просмотров: 2341

За право помогать, поддерживать и быть с ним рядом борются двое - его биологический отец Дмитрий и неравнодушная смолянка Анна, с которой мальчик познакомился в больнице. Оба де-юре - чужие Егору люди (отец лишен родительских прав), но ближе их в его жизни никого нет...

История первая

Дмитрий

Егор - уроженец Иркутской области и попал в Смоленск год назад. Вернее, не попал, а его сюда к отцу направила мама... За годы разлуки с сыном (а Дмитрий расстался с мальчиком, когда тому было около пяти лет) мужчина словно бы прожил несколько жизней - в поисках себя успел наломать дров... Был судим за кражу, привлекался к административной ответственности за употребление наркотиков. Тогда Дмитрию, казалось бы, была уготована одна дорога, но его спасла вера в Бога. Дмитрий попал в христианско-евангельский центр реабилитации, откуда вышел уже другим человеком. Впоследствии судьба привела его в Луганск, куда он прибыл в качестве миссионера. Из Украины выбрался чудом: как только начались обстрелы, гражданин России бежал на родину. Смоленщину он выбрал не случайно - решил переждать тяжелые времена в приграничье. Однако теперь понимает, что никуда он отсюда не уедет, по крайней мере, пока сын здесь.

Дмитрий устроился работать трактористом в одно из сельхозпредприятий Смоленского района. Зарплата небольшая, но платят стабильно, живет в съемном жилье. Когда Егорка приехал, мужчина, как положено, устроил его в школу. Однако в один из дней мальчик из образовательного учреждения домой не вернулся - его забрали органы опеки. Просматривая документы на нового ученика местной школы, чиновники от образования выяснили, что папу Егора лишили родительских прав, а потому он не имеет законных оснований проживать с ним.

«О том, что меня ограничили в правах, я тогда не знал. Как оказалось, меня лишили прав заочно во время заседания суда в Иркутской области, - говорит Дмитрий. - Естественно, я подал заявление в суд с просьбой восстановить меня в правах. Да, может, у меня не идеальное прошлое, но сейчас жизнь налаживается, я работаю, получаю зарплату. Она составляет всего около 10 тысяч рублей, но сейчас всем непросто, да и в сельском хозяйстве нет больших зарплат».

Именно денежный вопрос, по мнению Дмитрия, стал одним из решающих моментов при принятии судом отрицательного решения о восстановлении его в родительских правах. К тому же выяснилось, что у Дмитрия накопилась задолженность по алиментам за тот период, пока мальчик находился в приюте в Иркутске. Мать Егора, к слову, родившая еще троих детей от другого мужчины, также имела проблемы с законом, со слов Дмитрия. Однако сейчас это уже не имеет значения - недавно молодая женщина заболела и умерла. Причем мальчику об этом еще не сообщили - отец просто не знает, как ему это сказать...

«Я намерен дальше добиваться восстановления меня в правах. Подал апелляцию в областной суд. На работе мне обещали помочь с жильем. Я считаю, что ребенку лучше жить в семье, с родным человеком. Я не оставляю его, навещаю, звоню (сейчас Егорка находится в больнице). Но если суд решит, что в детском доме ему будет лучше, я все равно его не брошу - хочу быть с ним рядом, хотя бы так...»

История вторая.

Анна


Совсем недавно в жизни Егора появилась тетя Аня, которую он называет на «Вы», вежливо говорит «Здравствуйте!» и «До свидания!», когда Аня звонит ему по телефону или приходит навещать в больницу... «Самое удивительное, что примерно год назад мне приснился сон, будто я попала в детский дом и вокруг меня много детей, - говорит Анна. - А рядом стоит светленький мальчонка… Правда, ему было меньше лет, чем сейчас Егору».

Анна познакомилась с Егоркой в больнице, куда попала с дочкой. И сразу обратила на него внимание. Парень, по словам Анны, был не такой, как все: «Я знаю, как ведут себя дети примерно такого возраста… Егор же скромно стоял, молча перебирал в ручках свои вещи и смотрел в окошко. Он был грустный и задумчивый, как будто весь в себе… Мне он тогда показался ребенком, обиженным судьбой, и я не ошиблась».

Анна признается, что прикипела к мальчику буквально с первого взгляда, к тому же Егорка оказался таким же лопоухим, как ее младшая дочка.

Правда, новый знакомый не сразу пошел на контакт, но Анна не сдавалась и стала его тихонечко расспрашивать, а Егорка «оттаивать» и рассказывать - про маму где-то в Сибири, про бабушку и про приют, в котором он находился, и про то, как мама отправила его к папе...

Сейчас мальчик живет в социально-реабилитационном центре «Феникс», учится в школе, с огоньком в глазах рассказывает об учебе, о том, как занимается пением, выступает, как с ребятами ходит в цирк.

«Егор очень легко пошел на контакт с моей полуторагодовалой дочкой - сам стал подходить к ней и с удовольствием играть, и у меня сложилось впечатление, что он приучен смотреть за маленькими детьми».

Про маму Егор с тетей Аней говорил неохотно, а то и вовсе менял тему, а на ее вопрос о том, скучает ли по ней, отводил глаза...

«Я общалась с его отцом не любопытства ради, просто мальчик стал мне небезразличен, - говорит Анна. - У меня самой было тяжелое детство, и я знаю, каково это - быть одиноким, и мне жалко его до слез». После выписки из больницы общение Анны с ребенком не закончилось, женщина звонит, привозит гостинцы.

«Мы как-то завели с ним разговор о будущем. Егор сказал обреченно: «Если папа проиграет суд, меня отправят в детский дом». Я не могу взять его к себе, у меня нет такой возможности, но мы с мужем хотели бы принимать участие в судьбе мальчика».

Комментарий отдела опеки и попечительства Смоленского района:

«В данный момент права мальчика защищены, он находится в нормальных условиях. Папе было разъяснено, что ему нужно делать, чтобы суд счел возможным принять положительное для него решение. Одно из условий - стать на учет в наркодиспансер, чтобы суд был уверен, что он наблюдается у специалистов. Лишенным родительских прав вообще не положено общаться с ребенком, но мы пошли навстречу, поскольку мужчина обратился с иском о восстановлении в правах. И ему разрешили видеться и общаться. Как будет лучше ребенку в данном случае - будет решать суд».

Читайте также:


О пилотном проекте по отработке подходов при апробации новых классификаций и критериев,...


Со смолян взыскали более 80 млн рублей «дорожных» штрафов


На Смоленщине снижается уровень преступности


УФНС напоминает смолянам о начале «Декларационной компании»
Комментарии

Оставить комментарий

 
 
 
 
 

ОПРОС

 

ЧАЩЕ ЧИТАЮТ

 

 





Яндекс.Метрика