03.07.2022

Бизнес | Развлечения

Меню: Информация о газете | Реклама | Скачать прайс-лист | Контакты | Обратная связь | Поиск в статьях
 Звуковая дорожка

Мы просто выманиваем врага на себя

Просмотров: 3116


Выпуск:

В интервью «МК» в Смоленске» лидер группы «Ляпис Трубецкой» рассказал о запрете своих концертов, новом альбоме и о том, почему не нужно рассказывать про создание песен.

В Смоленске в третий раз зажигательно выступила запретная белорусская группа «Ляпис Трубецкой». «Ляписы» презентовали новый альбом «Веселые картинки» и зарядили публику положительными флюидами, наверное, на год вперед. На концерте было невообразимо жарко, но не только от огромного количества людей, которые съехались в Смоленск из разных районов Смоленской области и областей Белоруссии, но и от того огромного горячего сердца, которое музыканты дарили всем собравшимся.
Перед концертом мы пообщались с лидером группы, Сергеем Михалком.
- Почему ваш последний альбом называется «Веселые картинки»?
- Это волшебная пластинка, на которой собраны детские песни для взрослых людей. Детская эта пластинка потому, что в ней много вопросов к тому, что происходит вокруг, много вещей, которые невозможно понять. Я вижу много красивых картинок, я слышу много слов о справедливости, о социальном равенстве. Я слышу постоянные отчеты о позитивных тенденциях, предвыборные речи, постоянно говорят о каком-то объединительном векторе. На протяжении последних тридцати лет у нас каждый день новые веселые картинки, говорящие о том, что жизнь становится лучше, жизнь становится легче, совершаются новые открытия в науке и медицинские прорывы. При этом сердце бьется с испугом и не понимает, что творится. Обилие трэша, лицемерия, войн и крови практически зашкаливает, это попахивает неким Армагеддоном. Человек по своей природе воин, поэтому я, человек, который позиционирует себя как протестный художник, не собираюсь молчать. Я задаю много вопросов. Я спрашиваю себя, почему я такой инертный, я спрашиваю у людей, почему вы такие зомби. Мы видим, что нас дурят на каждом шагу, а мы до сих пор ведемся и пытаемся вписаться в общественную матрицу. Только серьезный социальный протест может остановить эту вакханалию, и здесь разговор не о власть предержащих, потому что этим свиньям верить уже нельзя, разговор о нас с вами. Наш альбом - это пластинка маленького мальчика посреди вселенной, что я могу лично сделать, что я могу изменить.
- Ляпис Трубецкой - это все тот же буревестник?
- Этот альбом для нас не совсем обычный, поскольку до этого пластинки были яростные и раздражительные по своей концепции. Эта пластинка растерянного человека, который ждет знака к началу борьбы, куда бежать с топором. «Веселые картинки» - это передышка, перегруппировка, передислокация войск. Мы просто выманиваем врага на себя. Растерянность, сентиментальность и романтизм присущи любому рыцарю, человеку, позиционирующему себя джедаем, который изучает светлую сторону силы. У каждого бывают моменты растерянности. Время грохота, яростных воплей и диких криков еще впереди. По-другому сейчас нельзя разбудить обывателей и мещан, мне кажется, что они  главные враги человечества. Они зазомбированная толпа и послушное стадо, но на самом деле именно от них сейчас зависит многое, на чьей стороне они будут, на стороне власть предержащих аутсайдеров или на стороне свободолюбивого авангарда. Сейчас надо обращаться к таким людям, как Хантер Томпсон, Кен Кизи, Хемингуэй. Сейчас надо говорить о свободе личности, и важно заметить, что это должно быть надрелигиозное понятие.
- А в какого бога надо верить, чтобы «каждый, кто слушает эту пластинку, стал зайчиком, ёжиком или волшебной снежинкой»?
- Я считаю, что главная религиозная книга на планете – это букварь, не важно, на каком языке он написан. Если сравнить сотни букварей, то в них написаны все прописные истины: надо любить маму, нужно дружить со всеми ребятами. Это понимает каждый ребенок. Но почему-то, когда мы вырастаем, мы об этом забываем и начинаем ввязываться в разные теологические распри. Все, что связано с религией, путь достаточно кровожадный, история говорит, что в религиозных войнах погибло много больше людей, чем во всех остальных. Я не хочу касаться этой темы. Она реально очень стремная. Тем более что я не очень набожный человек, хотя мне нравится теология и какие-то сравнительные моменты. У меня панорамный взгляд на мир, но я не могу сказать, что сильно эрудирован в религиозном плане. Я не отношу себя ни к какому религиозному течению.
- А что нужно делать людям, чтобы оставаться добрыми, веселыми (прерывает вопрос)...
- А я не знаю, я не хочу никому давать советов, потому что все это бессмысленно. Кому-то нужно пить, а кому-то - учиться. Я не знаю секрета. Один из главных канонов русского объединяющего искусства, это я у Платонова вычитал, состоит в том, что за свою жизнь человек должен испытать всю гамму удовольствий и эмоций и найти свой путь. Если он не сделал этого за отведенное время, значит, нисколько жизней не хватит.
- А насколько нужны в обществе сумасшедшие, чтобы поддерживался некий баланс?
- Я не верю в психиатрию как в науку, для меня сумасшествие -  это иногда похвала. Как минимум, яркая, пусть и аффектная индивидуальность, намного ярче общей толпы. Мне нравятся сумасшедшие люди, если они не агрессивны и не опасны.
- Как вы относитесь к запрету ваших концертов на территории Белоруссии?
- Я не занимаюсь анализом ситуации, я живу своей собственной жизнью и стараюсь, чтобы политические препоны, противостояние государства и человека укрепляли меня. Я на протяжении двадцати лет сталкиваюсь с противодействием со стороны власти и официальной культуры, и это касается не только Белоруссии. Контркультура, андеграунд и альтернатива всегда мешали тиранам и деспотам. Мы говорим о таких вещах, как анархическое мировоззрение, об истинной справедливости, о равенстве и братстве, а политиков это все раздражает. Запреты не сказываются на том, что слушают молодые люди. Они по-прежнему вольны выбирать, слушать им «Ляписа Трубецкого», еще кого-то или придворных певичек и придворных эстрадных шутов. Цензура и запреты делают настоящее искусство только сильнее.
- Какую страну вы считаете своей родиной: Белоруссию или Германию?
- Я не собирался жить ни там, ни там. Школу я заканчивал в Норильске, собирался поступать в Красноярске в педагогический. Все мои друзья и товарищи по археологическим экспедициям, по спорту, по неформальной дворовой банде. У нас была целая комсомольско-анархическая группировка, все мы собирались вместе поступать, красноярские друзья до сих пор там живут. Мои родители из Белоруссии, я поехал погулять, хотел саботировать поступление в вуз и вернуться в Красноярск, но каким-то мистическим образом меня засосал этот город, у меня там появились друзья, теперь меня тянет туда магнитом. Я чувствую, что это земля моих предков. Связь с этой землей на меня сильно влияет. Я люблю белорусскую поэзию, люблю писать стихи на белорусском языке. Эта та страна, с которой совпадают мои биоритмы. Это какая-то мистика, нечто на уровне тотема. Я чувствую, что это моя земля, я остаюсь на ней до последнего. Несмотря на все противодействие и агрессивную среду для группы «Ляпис Трубецкой», я по-прежнему живу в городе-герое Минске, я люблю этот город.
- Поговаривают, что в Белоруссии запретили совсем безобидных артистов, типа Эдуарда Успенского?
- В нашей жизни все от великого до смешного находится очень близко, особенно, когда речь идет о государственных вертикалях. О них сложено много мифов и легенд. Там работает множество нелепых, глупых, напыщенных людей. В любой замкнутой иерархической системе каждый стремится занять место своей собственной некомпетентности - это закон авторитарного государства. Чиновники часто не понимают, что делают. Одна рука не ведает, что творит другая. В утопиях часто описывается, как целые подразделения министерств и ведомств тщательно и точно что-то делают, при этом они допускают нелепые и глупые ошибки. Честно говоря, все, что связано с этим запретом, с этими «черными списками», мне уже опостылело. Это выглядит так, как будто мы пытаемся из шутов-скоморохов и клоунов стать реальными тибулами (Тибул - персонаж сказки Ю. Олеши «Три толстяка», один из вождей революционеров, акробат, цирковой артист. - Прим. «МК»), нажиться на этом запрете, сделать из себя реальных узников совести, чуть ли не вклиниться в серьезную политическую мясорубку. На самом деле это не так. Мы не такие люди, мы художники и поэты революции. Революционные баррикады мы стараемся воздвигать в головах людей, потому что если не переломить мыслительный процесс в головах спящих, то ничего не получится.   
- Глупый человек может быть хорошим?
- Я считаю, что в наше время, последние сто лет, значимость нашего ментального  уровня искусственно преувеличивается. На самом деле сбрасывают друг на друга бомбы и сталкивают лбами нации люди с действительно большим уровнем интеллекта, которые читают Шопенгауэра, сильны в эзотерике, оккультизме и различных философиях. Люди зачастую забывают слушать свое сердце, об этом мы поем в песне «Священный огонь». Самое главное в человеке – сердце.
- Как появилась нашумевшая песня «Я верю»? 
- Я не понимаю, откуда такое отношение и создание громадного пафоса всему, что связано с производством художественных произведений. Друзья. Это magic, волшебство. Зачем знать его технологию? Многие люди, повинуясь зову разума, изучают технологию. Они хотят найти формулу успеха, про это же был фильм «Формула любви». Многим кажется, что если я расскажу, как пишу песню, то они получат четкий алгоритм действий, который обеспечит им успех. Я не знаю, я не занимаюсь анализом. Я живу здесь и сейчас, я не помню, с чем связано создание этой песни. Можно было отшутиться и посоветовать почитать три первых главы какой-нибудь важной книги, можно было бы пуститься в философско-теологические диспуты, вспоминать Блаватскую, козырять здесь своими познаниями, мне кажется, это очень смешно. Я маленький мальчик в шортах, а вы считайте, что это песня-считалочка, которая просто мне приснилась. Мне вообще неинтересно все, что связано с технологиями. Щупальца масс-медиа, ТВ, превратили искусство в некую схему, которую можно просчитать. Смотрите. Вот так двигается этот человек, вот это он с утра сделал, вот он с утра встает, вот он эту книжку прочитал, вот написал песню, потом он едет в студию, репетирует с ребятами. Мне кажется неинтересным раскрывать все секреты мастерства. Когда я ходил в детстве в цирк, меня никогда не интересовало, как дрессировщик научил медведя ездить на велосипеде, меня завораживал сам процесс, и я не хотел заглянуть за кулисы. Я не хочу разрушить ощущение волшебства и сказки. А никакая технология не заработает без преодоления, ведь энергия рождается именно из преодоления, любая наука вам об этом скажет. Только если ты затратил какие-то силы, то, что ты сделал, имеет движение, резонанс. Все, что касается различных проектов типа «Фабрики звезд», это все равно, что бросать камни не в воду, а в кисель. Круги не расходятся, все быстро умирает.
- Вы негативно относитесь к различным «фабрикантам»?
- Мне кажется, что идентифицировать «фабрикантов» или Петросяна как истинных врагов человечества было бы неправильно. Мне кажется, у многих рок- и поп-звезд, селебрити от политики, у многих дизайнеров, у телеведущих, у многих раздутых журналистов внутри таится много больше опасности, потому что они пытаются корчить из себя таких интеллигентных людей и умных снобов. А на деле они проповедуют мерзкий буржуазный тип пафосного самолюбования. Для меня они гораздо больше враги, я этого никогда не скрывал и не собираюсь. Некоторые рок-коллеги вызывают у меня большее раздражение, постоянно настаивая на том, что они несут этот священный факел, служат рок-н-роллу. А на самом деле занимаются херней и ходят на собеседование в Кремль. Вот эти люди опасны, а не «фабриканты», телепузики. Дутые гупёшки, что на них обижаться. Им только корм подсыпать и воду менять. Они не страшные.
- В мире больше хороших или плохих людей?
- Человек по своей сути хорош, я не фаталист и мизантроп, я люблю людей, только они об этом не знают. Я уже говорил - посмотрите на детей. Они находят общий язык, дружат между собой, детская площадка - это анархо-синдикализм в действии. Но внезапно приходят взрослые и начинают навязывать свое поведение, с этим дружи, с этим не дружи. Дети ведь дружат на основании вечных ценностей, а не за социальные лекала.
- А чему вы учите собственного сына?   
- Я сам учусь у него, я не учитель, я не обладаю даром медиума, не беру смелость кого-то учить, хотя отучить могу.
Беседовал Михаил Ефимкин.

Читайте также:


Что предлагают смолянам в «Ночь искусств»
Заслуженная артистка России показала смолянам...

Певица Анита Цой впервые выступила в Смоленске


Перевернуть игру
Концерт пройдет в КДЦ «Губернский». Начало в...

Победитель «Голоса» Сергей Волчков выступит в Смоленске 12 декабря
Комментарии

Оставить комментарий

Всего комментариев: 2

Cтраницы: [1]

Егор
Запретность в том, что группа внесена в неофициальный "черный список" и все ее концерты, намеченные на весну 2011 в Беларуси были отменены по причинам протекающих крыш, несоотвествия клубов нормам безопасности и т.д. Bobcat67, видимо, вы не следите за последним творчеством ЛТ. Группа давно уже перестала быть "прикольной", а в ее текстах много такого, на что Батька мог бы обидеться.
03.06.2011 10:50

Bobcat67 (gboris@mail.ru)
А в чем запретность, не побоюсь этого слова, прикольной группы в РБ? Да нет ее, так называемой запретности... Им можно сыграть где хотят, и как хотят; протсо легко быть так называемыми "запретными" (заодно и себя продвинуть).
28.05.2011 23:48

Оставить комментарий

 
 
 
 
 

Ты в эфире!

Акция МК: "Форменное безобразие"

Чаще читают:

Архив:

Архив публикаций

Июль
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

 





Яндекс.Метрика