28.05.2022

В городе Происшествия Общество Политика Бизнес Культура Автомобили Спорт Красота и здоровье
Меню: Информация о газете | Реклама | Скачать прайс-лист | Контакты | Обратная связь | Поиск в статьях
 Общество

Сердце, в которое смотрит Бог

Просмотров: 4055

Автор: Ксения Матвеева
Выпуск:

В преддверии Дня матери редакцию «МК» в Смоленске» посетила удивительная семья: удивительная мама с удивительным сыном

«Все счастливые семьи похожи друг на друга...» - эта фраза классика давно живет отдельной жизнью и зачастую цитируется как своеобразное правило. «Закон» Льва Николаевича, несомненно, действует и на наших гостей. Мальчик, который называет женщину мамой, в задумчивости преклоняет голову на ее плечо, теребит маленькими пальчиками ее ладони, а она смотрит на него с почти физически ощущаемым теплом. Женщина с добрыми, чуть печальными глазами, и светловолосый мальчик с умным взглядом - знакомьтесь: Ирина Бегунова и Валера. Казалось бы, случай рядовой, и удивляться тут нечему. Однако все, кто знает Ирину Николаевну, скажут: случай как раз из ряда вон выходящий. Ведь шесть лет назад, когда Валеру нашли на улице и «сдали» в отделение милиции, малыш твердо знал, что «...каждая несчастливая семья несчастлива по-своему».
Хочу спросить десятилетнего Валеру о том, как он попал в детский дом, и не могу набраться храбрости. Не хочется портить настроение этому улыбающемуся мальчишке. Заранее прошу прощения и говорю, что если ему неприятно вспоминать, то не нужно.
- Мне все равно, - сдержанно улыбается Валера. - Все это в прошлом. Нашли меня ребята, на улице. Мне было четыре года, а им, наверное, по 10-11 лет. Они отвели меня к себе домой, и их мама позвонила в милицию.
После этих слов следует глубокий вздох.
- Он может немного путать детали, ведь тогда ему было всего четыре года. Поначалу, когда мы только соединились, он очень многое рассказывал из своей прошлой жизни. Я все терпеливо слушала. Решила так: чтобы стакан наполнить, нужно выплеснуть то, что в нем было. И настал момент, когда мы с ним проговорили все, все его чувства, все ситуации, в которые он попадал. Теперь мы можем спокойно идти к чему-то светлому.
Прежде чем встретить свою маму, Валера какое-то время провел в центре реабилитации и более двух лет - в Центре психолого-медико-социального сопровождения. Знаковая встреча состоялась, что само по себе символично, на утреннике, посвященном Международному женскому дню. Шестого марта 2007 года, пройдя обучение в «Родительской академии», действующей при центре, Ирина Бегунова впервые пришла «присмотреться», вооружившись для этого фотоаппаратом. Потом, в спокойной обстановке, на фото высмотрела одного мальчика, который понравился женщине внешне.
- Когда я пришла с ним познакомиться, мне сказали, что он «занят». Но на том же празднике я обратила внимание на мальчика, который рассказывал стихотворение про бабушку. Знаете, недаром говорят, что Бог смотрит в сердце, а не на лицо, и что-то в этом ребенке меня привлекло, - вспоминает Ирина Николаевна. - Когда я спросила о нем, мне сказали, что Валеру никто не берет. Тогда я поняла, что это он, мой мальчик. К первому «свиданию» меня готовили очень тщательно. Психологи советовали, как лучше найти к ребенку подход. Оказалось, что подход к Валере найти несложно: он сам меня так разговорил! Мы нашли общий язык сразу. Психологи до последнего спрашивали, уверена ли я в своем решении. В общем, уже прошло три с половиной года с тех пор, как мы соединились.

«Маленькое чудо в очках»
Когда произошло то самое соединение, Валера стал третьим членом семьи Бегуновых. Третьим - потому что Ирина Николаевна к тому времени уже вырастила и воспитала собственного сына, Антона.
- Воспитывала я его одна, и когда он вырос, оформился как личность, я как будто стала ему не нужна: просто стирала, есть готовила, - рассказывает Ирина Бегунова. - Все остальное время у меня оставалось свободным. Хотя я работаю, много работаю - на трех работах. В общем, я почувствовала, что у меня есть силы, есть желание. Я человек верующий, и решила, что настал момент сделать что-то доброе. Как-то шла по улице, и глаз остановился на щите социальной рекламы с надписью «Подарите ребенку семью». Потом еду в троллейбусе и снова вижу плакат: «Возьмите ребенка в семью». Я решила, что это не случайно, это, наверное, адресовано мне. Наверное, где-то есть дитя, которое плачет, которому нужна помощь. Я пришла в управление опеки и попечительства и сказала,что хочу взять ребенка. Они вначале засомневались, потому что я одна, без мужа. Стали расспрашивать, что меня к этому побудило. Когда я заполнила все бумаги, анкеты, стала ходить на занятия. Сотрудники управления провели «обследование» жилищных условий. Тут возникла еще одна проблема. Дело в том, что мы живем в общежитии, площадь комнаты небольшая. Тогда, помню, я подумала: не дадут. Мой старший сын в то время работал днем и еще уходил в ночную смену, так что я убедила сотрудников управления, что для ребенка найдется место. Когда я прошла курс в «Родительской академии», я уже не сомневалась, что ребенок мне нужен, и в том, что мне его дадут. Хотя сомнения со стороны управления опеки и попечительства еще оставались: женщина, одна, маленькая жилплощадь, да еще и сама из интерната. Они просто сомневались, что я смогу что-то дать ребенку. Но все пошло как по маслу: быстро прошла все комиссии и собрала все необходимые документы. Куда я ни шла, все двери были открыты, и я подумала: нас ведет Бог.
Антон, которому к тому времени уже исполнилось 24 года, поначалу отнесся к маминой идее взять ребенка с осторожностью. Молодой человек беспокоился, не оспаривая правильность затеянного, считал, что «не все так просто». Но, взвесив все «за» и «против», маму все-таки поддержал. А потом наступил период, когда стал ревновать.
- Антон смеялся: «Жил себе спокойно, всем единолично пользовался, и вдруг появилось маленькое чудо в очках, которое мою маму мамой называет!» - улыбается Ирина Николаевна. - Но сейчас у ребят очень хорошие отношения, дружеские. Валера умеет прощать - это большое дело. У меня нет такого дара, поэтому я учусь у своего ребенка. Еще я не нарадуюсь, как Валера умеет осмысливать происходящее. Бывает, он расшалится, посажу его в кресло, прошу подумать о своем поведении. Душа радуется, когда он подходит, и я вижу, что он действительно все понимает. Психологи в центре сопровождения смеются: он как маленький старичок. А я им говорю: это золотой ребенок. Теперь, когда мы общаемся, они так и спрашивают: «Ну что, как там наш золотой ребенок?» Они тоже любят с ним общаться.
Сначала Бегуновы попробовали себя в статусе так называемой патронатной семьи. Как Ирине Николаевне объяснили в управлении опеки и попечительства, это - переходная форма, она используется для того, чтобы проверить себя, чтобы в случае чего ребенок мог вернуться обратно. Так прошел целый год. И вдруг поступил сигнал о том, что Валеру хотят усыновить. Семья из Москвы нашла его в базе данных и захотела взять мальчика к себе. Тогда Ирина Бегунова настояла на смене своего статуса, оформила договор и стала уже приемной мамой.
- В управлении опеки, несмотря на мои, скажем так, не лучшие условия, пошли навстречу и убрали данные из базы, отказали москвичам, - вспоминает Ирина Бегунова. - С тех пор я стала полноправным ответчиком за его судьбу, за его жизнь. Но я скажу, что это удивительный ребенок. Я знаю, что ему приятно это слышать. Вот недавно мы собрались в кафе, что рядом с домом. Я говорю: ты иди, а я соберусь и скоро подойду. И вдруг он возвращается обратно. Я спрашиваю: что такое? А он отвечает: там, возле кафе, очень скользко. Понимаете, он обо мне забеспокоился. Еще тогда, на утреннике, меня подкупил похожий момент. Валера исполнял с преподавательницей, женщиной в возрасте, танец.
- Это был танец поварят, - уточняет Валера.
- Так вот, когда танец закончился, он, как настоящий кавалер, прежде чем самому сесть на место, проводил свою «даму». Я подумала: какой маленький, а такой чуткий. Валера очень ласковый, очень добрый, любит животных, любит жизнь, любит все живое: даже букашечек, жучков. Он, как бутон, был закрыт для мира, а теперь постепенно раскрывается. И я верю, что он раскроется полностью.
По словам Ирины Николаевны, она и сама до этого была «нераскрывшимся бутоном». Мама маленькой Ирины часто и подолгу болела, и, когда ее в очередной раз поместили «на стационар», девочку отдали в дом-интернат. Там Ирина и выросла: девочке едва исполнилось десять лет, как не стало ее мамы. Поэтому ей, как сама про себя говорит женщина, интернатской, этот «синдром закрытого бутона» хорошо понятен и знаком.
- Пока мне не сказали, что мной интересуются, я чувствовал себя нормально, спокойно, - вспоминает Валера. - Когда я понял, что есть кто-то... кто может стать мне близким, принести счастье, я стал очень волноваться. Все думал, думал...

Киви с чесноком
Когда Валера переселился к своей новой семье, ему было шесть лет. Через пару месяцев исполнилось семь, и органы опеки сразу же настояли, чтобы он пошел в школу. Новоиспеченная приемная мама немного противилась этому: ей казалось, что мальчик не готов. В детский сад Валера никогда не ходил, и навыков социализации у него почти не было.
- Я не переставала убеждаться, что нам помогает Бог, - продолжает Ирина Бегунова. - Когда я пришла в школу номер 12, оказалось, что там набирают класс с программой охраны зрения (у Валеры не идеальное зрение, и он носит очки), и в нем меньше ребят, чем в обычных классах. Я подумала: это то, что нам надо. И учительница оказалась «золотая», Валеру сразу очень полюбила, даже немного баловала его. Через два года я решилась перевести его в другую школу. Посчитала, что Валера должен понимать, что в жизни не все будет так легко и гладко, что он должен привыкать трудиться. Перешли в 27-ю школу, в обычный класс. Психологи поддержали мою инициативу: в обычном классе детей больше и атмосфера для социализации лучше. В спецклассе дети с разными проблемами, они, как зернышки, нежные. В такой среде сложнее развиваться, расти как личность.
Сейчас Валера учится в четвертом классе, поначалу у новичка были определенные проблемы, но сейчас успеваемость выровнялась. На «письме» проскакивают ошибки, зато по информатике - твердая «пятерка». А самый любимый предмет - чтение. Читать Валера очень любит. А, по собственному признанию, «еще больше люблю, и очень люблю, когда мне читают». Мама поддерживает эту любовь, а еще старается занять ребенка: бассейн, тренировки, секции - всё это есть в расписании мальчика. Уже четыре года Валера посещает кружок моделирования. По словам Ирины Николаевны, именно эти занятия укрепляют в нем веру в то, что он такой же ребенок, как все. Поначалу Валера не хотел ходить на секцию. Говорил: я не умею, у меня не получится. Наверное, просто боялся выглядеть хуже на общем фоне. На первых занятиях просто сидел и смотрел. Потом понемножку начал делать модели, заинтересовавшись. Недавно принес маме замечательную модель самолета-невидимки.
- Когда я взяла ребенка, я поняла, что это сосуд, и поставила себе цель этот сосуд наполнить, - поясняет свое стремление увлечь Валеру его мама. - Потом я размышляла так: когда начинаешь строить дом, необходимо прочное основание, фундамент. Психологи говорят, что до пяти лет ребенок формируется почти полностью. Валера попал ко мне почти в семь, и основания, надо сказать, у нас не было почти никакого. То, что успели вложить в детском доме, было фундаментом довольно шатким. Единственное, что было у него развито - это своеволие. С детства родители занимались, мягко говоря, своими делами, а он - своими. И поэтому всегда думал, что все делает правильно. Сейчас в нашей семье он почувствовал рамки, за которые нельзя выходить. Вот, к примеру, начали мы принимать пивные дрожжи для укрепления иммунитета, а Валера мне говорит: «А я пиво уже пил. Мне давали». Многое он пробовал и много видел такого, чего не надо видеть ребенку. Иногда я просто удивляюсь, что он сохранил душевную чистоту. Ведь рос, как сорная трава в поле...
- Зато две собаки было, - смеется Валера.
- Нам, к сожалению, негде держать собаку. Зато завели черепаху. Сначала Валера хотел рыбок. Старший сын шутил: «Я знаю, почему он хочет рыбок. Они молчат». Черепаха тоже не может соревноваться с Валерой в разговорчивости: она - молчок, а он, наоборот, не умолкает.
Вот так, дополняя и уточняя друг друга, и рассказывает свою историю это семейство. В эту веселую беседу, порой касающуюся непростых вещей, не хочется вмешиваться - достаточно просто наблюдать.
- Мам, а помнишь историю про киви с чесноком? - хитро прищурившись, разворачивает разговор в другую сторону Валера.
- Как-то, еще в детском доме, Валера заболел, - подхватывает мама. - На очередное свидание я принесла киви и чеснок. И вот этот настоящий, ядреный чеснок он ел... вместе с киви. И даже не морщился. Я была потрясена, но психологи объяснили, что из-за душевного состояния все чувства у него притуплены. Сейчас мы чутко ощущаем все вкусы, все запахи.

«Я все сделала правильно»
Глядя на маму и сына, душевное родство которых не вызывает никаких сомнений, становится понятно, что день, когда Ирина Николаевна привела к себе домой Валеру, навсегда перевернул их жизни. И сейчас у семейства Бегуновых не стоит вопрос, правильно ли они поступили, решившись на такой ответственный шаг.
- Когда мне кто-то говорит: «Хочу взять ребенка, но боюсь», - я смело могу сказать таким семьям: не бойтесь, вас не бросят, не оставят, - уверенно говорит Ирина Николаевна. - Занятия в «Родительской академии» помогли мне понять, как вообще нужно строить отношения. Потом я пришла к важному заключению: эти курсы созданы в первую очередь для того, чтобы человек решил для себя окончательно, справится он с приемным ребенком или нет, и еще, думаю, чтобы родители не переоценивали свои возможности. Ведь такой ребенок во многом отличается от сверстников, которые с рождения росли в семье, в любви. Такие дети чувствуют себя ненужными едва ли не на подсознательном уровне. Вот и Валера меня однажды спросил: «Ты ведь меня не продашь?»
Теперь Валера уже не задает своей маме подобных вопросов. Мальчик мечтает стать то полицейским, то ветеринаром, чутко прислушиваясь к советам своей семьи - настолько родной, что язык не поворачивается назвать ее приемной.
- Однажды Валера принес мне Библию с иллюстрациями и сказал: «Эту книгу не каждый может читать». Я удивилась его фразе. А потом добавил: «Очень мелко написано!» - смеется Ирина Николаевна. - Тогда еще не определили, какие именно Валере нужны очки, и он видел не очень хорошо. Но через минуту он нашел в Библии словосочетание «счастливая семья» и показал мне его - сердце вздрогнуло, и в тот момент я снова почувствовала, что все сделала правильно.

Читайте также:


О пилотном проекте по отработке подходов при апробации новых классификаций и критериев,...


Со смолян взыскали более 80 млн рублей «дорожных» штрафов


На Смоленщине снижается уровень преступности


УФНС напоминает смолянам о начале «Декларационной компании»
Комментарии

Оставить комментарий

 
 
 
 
 

Ты в эфире!

Акция МК: "Форменное безобразие"

Чаще читают:

Архив:

Архив публикаций

Май
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

 





Яндекс.Метрика