28.05.2022

В городе Происшествия Общество Политика Бизнес Культура Автомобили Спорт Красота и здоровье
Меню: Информация о газете | Реклама | Скачать прайс-лист | Контакты | Обратная связь | Поиск в статьях
 Персона

Авангардные поиски Сени Сона

Просмотров: 4520

Автор: Виталий Сергеенков
Выпуск:

Штрихи к портрету музыканта на полях возможной партитуры

Мобильник Сеня не брал. К домашнему не подходил. Не слышал. Он играл. А мы с его знакомой Кариной слушали его импровизации уже минут 40.
Слышимость, конечно, из-за двери был неважная. Что играл Сеня, понять было невозможно. Да и не нужно. Но даже на лестничной площадке до уха доходила экспрессия, то восходящая, то ниспадающая. Даже сквозь дверь летели импульсы, или что там еще может лететь(?), от рук пианиста, отчего становилось ясно: человек весь там, в музыке. И пофигу ему все телефоны, звонки, шумы с улицы и вообще - все, что не музыка.
Потом моя догадка об этом вживании в музыку подтвердилась уже в разговоре одной его фразой: "А я ведь десять лет (!) не играл. Совсем не подходил к инструменту. И вот теперь мое время пришло". Я спросил: "Почему десять?" Он просто ответил: "Это слишком мое. И об это говорить не будем". И мы говорили о другом.
Штрих первый
Сеня Сон, 100-летие Ленина и Григи для духового оркестра
Музыкально Семен Авангардович Сон образовывался (в смысле учился) и образовался (выучился) в Симферопольском музыкальном училище. А потом, как всякий советский молодой человек, Сеня служил в Советской Армии. По полной программе отдал ратному делу два года. Последние восемь месяцев пришлось ему служить по специальности своей музыкантской в военном оркестре. Первые авангардные "заносы", они же поиски, они же импровизации, видно, тогда в армии и начались. Страна отмечала великую дату - 100-летие Ленина, и как пианиста Сеню попросили (может, и приказали) сыграть что-нибудь на концерте в воинской части, где он служил. Естественно, надо было играть что-то связанное с именем вождя мировой революции. Сеня выучил первый лист "Патетической сонаты" Бетховена. На сцене за роялем он, конечно, был в форме и фуражке, которая сильно мешала. И эта армейская фуражка так ему мешала, что он стал играть СВОЕ. Просто его понесло. В тему "Патетической" он, конечно же, включил любимую Лениным "Аппассионату", "Лунную сонату", что-то еще. В общем, когда закончил, даже весь армейский народ дружно аплодировал и орал "бис!". На этот "бис", конечно, надо было играть еще что-то. И солдат-музыкант Сеня Сон, воодушевленный первой частью своего выступления, стал на слух играть хит начала 70-х годов прошлого века "Червону руту". И сыграл так, что ввел зал в полный экстаз. Он и до сих пор считает тот армейский концерт одним из самых успешных в своей творческой жизни.
Через несколько дней к Сене вдруг подошел дирижер военного оркестра с необычным предложением. "Слушай, - говорит, - а сделай-ка для нас, для военного оркестра, какую-нибудь аранжировку. Например, концерт Грига. Сможешь?" Сеня совершенно не представлял, как можно Грига вместить в исполнение духового оркестра, да еще и военного. Однако согласился. Согласился еще и потому, что его освободили от всех нарядов, караулов и прочей солдатской рутины на целых полтора месяца. И все полтора месяца он занимался тем, что расписывал партии. Итогом этого необычного труда и стал первый концерт Грига для фортепиано и духового (?!) оркестра. И с этим концертом (за роялем, конечно же, он был сам) на большом армейском конкурсе во Львове оркестр занял первое место. Партитуру этого в чем-то уникального произведения Сеня Сон хранит до сих пор и на полном серьезе думает предложить исполнить этот концерт какому-нибудь солидному российскому военному духовому оркестру.
Штрих второй
Авангард Семена Авангардовича
На вопрос: как в мелодию итальяно-еврейских корней имени и фамилии (Семен Сон) въехал советский "трактор" отчества Авангардович, он отвечает без лукавого. Мол, что делать, все мы вышли из СССР, как из гоголевской шинели. Родители - типичные простые граждане той, ушедшей страны. Модны были тогда такие имена, вот отца и нарекли таким звучным именем.
- А что, собственно, в нем плохого? - задумывается Сеня. - Наоборот даже. Авангард - передовой отряд, впереди идущий. Хорошо!
- Так, может,- пытаю я его, - итальянские корни деда определили вообще твою музыкальность? А имя отца, в частности, привело к авангардизму в твоей музыке?
- Не знаю,- ответствует Сеня. - Честно, не знаю. Я не считаю себя джазменом в чистом виде. Когда-то великий Святослав Рихтер сказал: "Самое лучшее интервью - моя игра". И она, игра, прежде всего живая музыка, должна говорить сама за себя. Вот почему я не люблю записываться. Настоящая музыка должна быть живой. Это почувствовать надо, это как, да простится мне такое сравнение, как к коже женщины любимой прикоснуться. Главное для меня, не ЧТО играть, а КАК.
Да, Сеня Сон играет Бетховена, Чайковского, Дебюсси, Скрябина, Рахманинова, но всегда по-своему. Лучшие традиции, которые были заложены великими мастерами, считает он, нужно оставлять, но привносить что-то новое, не копируя их в точности. Слепо. Он полный противник того, чтобы стирать пыль с классиков всяческими легкими обработками их произведений. Наоборот, Сеня подходит к их музыке глубже и серьёзнее.
- Необходимо представить себе, - говорит он, - как бы они писали свою музыку, живи они в наше время и владея всеми современными средствами композиционного выражения. С появлением джаза новый гармонический и ритмический язык принёс иной уровень свободы и раскрепощения музыканта. Почему бы не использовать всё это творчески в классике? Другое дело - насколько бережно и деликатно это сделать по отношению к авторам музыки.
В этом, видимо, и заключается его здоровый авангардизм как музыканта.
Мало кто знает, что Сеня Сон начинал с того, что со своей группой привез в Юрмалу и открыл для советской эстрады ставшую потом популярной певицу Валентину Легкоступову. Потом организовал рок-группу "Джокер", которая уже без него стала группой "Рондо". И без своего бывшего руководителя успешно выступает и сейчас. И уже совсем мало кто знает, что еще до поступления в Гнесинку он написал музыку к документальному фильму "Чехов в Ялте". В титрах этого фильма тогда впервые и появилась надпись "Композитор Сеня Сон". Так потом оно и осталось - коротко и ясно.
Кстати, авангардизм его проявлялся уже тогда, и не только в музыке. Когда он приехал в Москву, то кто-то выразил сомнение, что в силу пресловутого пятого пункта (национальность) шансов поступить у него очень мало. А другой кто-то взял и посоветовал написать в биографии, что фамилия Сон у него шведская. Мол, у нас любят хоккей, любят шведскую сборную известного хоккеиста Юхонсона. И у шведов все фамилии оканчиваются на "сон". Сеня так и сделал. Хохма эта, между прочим, могла иметь весьма печальные последствия, если бы соответствующие органы заинтересовались Семеном Авангардовичем более серьезно. Но пронесло. И Сеня поступил. Причем поступил, получив на экзамене за свою игру "5", но с минусом. А "5" с плюсом получил абитуриент Михаил Плетнев, известный сегодня всему миру пианист.
Штрих третий
От Бетховена до "Сна Дебюсси"

В 2002 году исполнилось 200 лет величайшему музыкальному произведению - "Лунной сонате" Бетховена. Но странное дело, об этом почему-то музыкальная общественность не только России, но даже Европы и всего мира забыла. Полная тишина. Даже в Интернете ничего про это событие не мелькнуло. Сеня Сон в это время специально поехал в Бонн, чтобы добраться до архивов великого композитора. Там, изучая документы, письма Бетховена к 17-летней любимой графине Джульетте Гвичарди, а потом и многие диссертации, написанные за два столетия, Сеня Сон пришел к парадоксальному, прежде всего для себя, выводу: гениальный музыкант не написал в "Лунной сонате" мелодию! То, что написал Бетховен, - это аккомпанемент и полифонические тональные ноты. Все.
Почему это гениальное произведение не имеет мелодии? Да потому что, по мнению Сени, мелодия была бы каноном для Бетховена, просто рамками, сдерживающими чувство и музыку. Это с одной стороны. А с другой - гениальность "Лунной сонаты" в том, что на этой кальке каждый музыкант-исполнитель может увидеть и сыграть свою мелодию. Если, конечно, музыкант по-настоящему чувствует, любит.
И вот это свое видение и прочтение "Лунной сонаты" Сеня Сон воплотил сегодня в написание - переложение ее для симфонического оркестра, хора, рок-группы и двух солистов. И этот проект он сегодня хочет по-настоящему воплотить в реальность.
Помимо этого, Сеня Сон серьезно занимается другими музыкальными проектами. Джаз-оркестр "Сон Дебюсси" под его управлением, в котором кроме него играют только девушки, отличается высокими профессиональными и артистическими данными. Коллектив с успехом выступает в России и за рубежом. Программы концертов включают в себя как известные джазовые композиции, так и авторскую музыку - не только инструментальную, но и с женским вокалом. "Сон Дебюсси" уже накопил большой репертуар, исполняя и классику традиционного джаза, и музыку других джазовых направлений. Но ближе девичьему коллективу джаз-рок, где требуется более совершенное мастерство и современное изложение импровизационного материала. Вдохновенные выступления "Сна Дебюсси" понятны и близки не только элитарному кругу знатоков музыкального искусства, но и всем тем, кто хоть раз слышал эту музыкальную группу. Своим искусством девушки способны наполнить сердца слушателей добротой и радостью, заставляя вслушаться в чарующие звуки той прекрасной вечности, которая зовется Музыкой.
Появление гитарного дуэта Acoustic Story - еще одно доказательство успешных поисков Сени Сона. Ярчайшие гитаристы Виталий Кись и Сергей Урюпин, с которыми играет Сеня Сон, - проект в своем роде уникальный. Это абсолютно, как говорится, экологически чистая музыкальная продукция, которая охватывает все стили и направления современной гитарной культуры. Виртуозный, чувственный, темпераментный, увлекательный, искрометный и необычный - так можно выразить в шести словах характер этого проекта. Жанровая палитра этого дуэта гитаристов поистине многокрасочна. Это классические произведения, джазовые композиции, романтические баллады, мелодии, любимые миллионами слушателей. Акцент в своем творчестве музыканты ставят на стиле этно-фьюжн - слияние народных славянских интонаций с джазовой импровизацией. Благодаря своему творческому поиску музыканты добиваются в звучании виртуозности, великолепной динамической амплитуды, целостности и тонкого взаимодействия друг с другом.
Штрих четвертый
Знак ИГРЫ

Для Сени Сона МУЗЫКА есть везде. В зимнем домике в Великом Устюге, в Букингемском дворце, в сельском клубе степной Калмыкии, в Барселонской академии музыки, где он преподает два раза в год, на берегу Волги, когда он с другими современными "бурлаками-дураками" тащит баржу. Она, музыка, живет в нем. И она играет в нем. А он играет Музыку. Свою.
Да, был период, когда он устал. Устал не играть 10 лет. И теперь он вырвался, дорвался. До игры. Теперь начался новый путь игры. И в этом пути нельзя останавливаться, потому что там, за горизонтом, которого нет, неисчерпаемая неизвестность, пленительная и свободная стихия. Имя которой - ИГРА. И в игре этой все значимо и все чрезвычайно важно. И нет главного, и нет второстепенного. И живет Сеня Сон под знаком Игры.

Читайте также:


Что предлагают смолянам в «Ночь искусств»
Заслуженная артистка России показала смолянам...

Певица Анита Цой впервые выступила в Смоленске


Перевернуть игру
Концерт пройдет в КДЦ «Губернский». Начало в...

Победитель «Голоса» Сергей Волчков выступит в Смоленске 12 декабря
Комментарии

Оставить комментарий

Всего комментариев: 1

Cтраницы: [1]

Елена
У вас две ошибки в названии города Симферополь!Как же так?
29.12.2010 17:45

Оставить комментарий

 
 
 
 
 

Ты в эфире!

Акция МК: "Форменное безобразие"

Чаще читают:

Архив:

Архив публикаций

Май
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

 





Яндекс.Метрика